Пресса [15]
Статьи о джазе [3]


Скачать пособие "Джазовый гитарист"

Главная » Статьи » Пресса

Алексей Бадьянов: «Джаз должен быть частью общественной и культурной жизни»

Интервью Алексея Бадьянова подкасту "Огнеупорные Гитаристы". Автор: Юрий Вильнид

Источник: podfm.ru

Ю. Вильнид: С Вами, как обычно, проект "Огнеупорные гитаристы", и его автор Юрий Вильнид. Сегодня у нас в гостях Алексей Бадьянов, гитарист, преподаватель гитары и автор учебных пособий по гитаре. Алексей первый человпек в нашем проекте с таким опытом игры на гитаре и опытом преподавания. Алексей занимается музыкой около 40 лет. Я предлагаю вам познакомитьсся с краткой биографией нашего гостя. Алексей родился в 1961 году в Москве. В 8 лет поступил в музыкальную школу по классу скрипки. После окончания школы в 15 лет стал самостоятельно осваивать гитару. В 16 лет вместе с друзьями организовал рок-группу, сначала это было трио - гитара, бас, барабаны, потом к ним добавились клавишные. Одновременно Алексей обучался классической гитаре в вечерней музыкальной школе. Когда Алексею было 20 лет, его пригласил в свой джазовый ансамбдь известный в своё время джазовый саксофонист Виктор Алексеев. В этом ансамбле Алексей играл 2 года в качестве контрабасиста, затем и гитариста. Завершив образование по классической гитаре, Алексей поступил в Интститут культуры по специальности "Хоровое дирижирование", и был приглашён в эстрадно-джазовый оркестр Виктора Мельникова. Начиная с 1986 года и по сей день Алексей преподаёт джазовую гитару в студии, которая ныне называется "Московский Колледж Импровизационной Музыки" (МКИМ) на "Коломенской". За это время им было написано два учебника для джазовых гитаристов, хрестоматия гитарных джазовых соло и сборник соло Джима Холла. В 1998 году Алексей  организовал свой ансамбль, который стол играть в стиле Джанго Рейнхардта. Этот стиль весьма популярен в Европе и Америке и носит название "цыганский джаз" или "джаз-мануш". Так организовался ансамбль Groove Party, в который вошли Владимир Железный (скрипка), Игорь Иванушкин (контрабас), Георгий Яшагашвили (ритм-гитара). Ансамбль с успехом выступает на фестивалях, концертных площадках в клубах. В 2006 году Алексей побывал в Америке по программе "Открытый мир", где принимал участие в конференции джазовых преподавателей в школе музыки при Луисвилльском Университете, возглавляемой всемирноизвестным Джейми Эберсольдом. В настоящее время Алексей продолжает работать в МКИМ, сотрудничает с оркестром имени Олега Лундстрема, руководит группой Groove Party, также и новым проектом Chicago Groove. Этот проект исполняет джаз в "чикагском стиле.

Ю. Вильнид: Добрый день, Алексей.

А. Бадьянов: Добрый день. Хотя я думаю, я не первый гитарист с таким опытом, есть ещё Алексей Алексеевич Кузнецов, который отметил 50 лет в джазе...

Ю. Вильнид: Несомненно Козлов Алексей...

А. Бадьянов: Козлов Алексей, и много других музыкантов - я говорю про гитаристов.

Ю. Вильнид: Я понимаю, это в нашем проекте Вы первый человек с таким опытом. Интересно было бы узнать подробнее о биографии из того, что я прочитал на сайте. Это Ваше образование начиналось в музыкальной школе по классу скрипки?

А. Бадьянов: Сначала была школа по скрипке, в детстве я страстно хотел играть на скрипке. Потом, когда я закончил, я страстно захотел играть на гитаре: время такое было - развитие рок-музыки. Все на гитарах бренчали.

Ю. Вильнид: Во второй половине 70-х годов.

А. Бадьянов: 70-е годы. Я начал сам учиться играть на гитаре как все - аккорды подбирать. Потом мне родители сказали: "Чего ты мучаешься? Иди в музыкальную школу игры на гитаре". И я пошёл в вечернюю музыкальную школу, потому что в это время учился в Институте электронного машиностроения, и закончил школу по классической гитаре. Правда, как оказалось, в джазе мало что пригодилось из классической гитары, это другое мышление, другая постановка рук. Но тем не менее было интересно. Потом у меня был свой ансамбль в клубе железнодорожников станции "Лосиноостровская". У нас там хорошая база, эта база до сих пор там осталась и до сих пор там ансамбли репетируют. Такой закрытый сарай без окон, чтобы не пугать окружающих. Мы там играли на танцах, на праздниках, сочиняли всякие композиции, песни. Потом половину нашего ансамбля (меня, барабанщика и клавишника) пригласили в джазовую студию ДК "Москворечье" (сейчас она называется "Московский Колледж Импровизационной Музыки"). Пригласил саксофонист Виктор Алексеев. К сожалению он уже умер. Он создавал собственный джазовый ансамбль и пригласил нас, мы у него играли в ансамбле, причём я сначала 2 года играл в нём на контрабасе. Мы познакомились с огромным количеством джазовых музыкантов, легендарных уже сейчас - это барабанщики Валерий Буланов и Валерий Багирян, пианисты Валерий Котельников и Виктор Фридман, знаменитый барабанщик Лаци Олах.

Ю. Вильнид: Алексей, Вы знаете, что к сожалению, Вы не поверите, что большинству, включая меня, эти имена ни о чём не говорят.

А. Бадьянов: К сожалению. Потому что у нас совершенно не поставлен промоушен джазовой музыки, у нас собственных героев не знают.

Ю. Вильнид: Я абсолютно согласен.

А. Бадьянов: У нас в то время, как и сейчас, было несколько имён. Если раньше говорили "джазовый саксофонист", то это Козлов, если говорили "гитарист", то это Кузнецов, "пианист" - Бриль, позже Крамер появился; сейчас еще добавился саксофонист Бутман. На самом деле, есть сотни музыкантов, причём, это музыканты высшего класса. Я ничего не имею против Игоря Бутмана, он блестящий музыкант, но я уверяю, что в Москве музыкантов такого уровня наберётся точно десяток.

Ю. Вильнид: Лично мне очень нравится музыка Аркадия Шилклопера. Я думаю, из тысячи один его знает, если не больше.

А. Бадьянов: Опять же, у нас джаз никак не пропагандируется, то что бывает джаз по "Культуре" раз в неделю - это ничто. Это должно быть частью культурной общественной жизни. Я был в Америке по обмену опытом. Я обратил внимание, что там джазом занимаются все, для них это общее музыкальное образование. Я был в джазовой летней школе Джейми Эберсольда, туда приезжали "физики-лирики-ботаники", которые просто для себя учились играть джаз.

Ю. Вильнид: То есть музыканты-любители...

А. Бадьянов: Они в курсе джазовой музыки, слушают её, понимают. Я не говорю, что слушать надо только джаз. Но джаз как музыкальная культура выше, чем шансон или наша росиийская эстрада. И эта культура прививается в Америке со школьных лет, в любой школе есть оркестры, ансамбли.

Ю. Вильнид: Мы это знаем по мультфильму "Симпсоны", Гомер играл на саксофоне.

А. Бадьянов: Яркий пример - Билл Клинтон играет на саксофоне, в школе его научили. Он знает музыку изнутри, по другому к ней относится.

Ю. Вильнид: В Швеции, когда человек выпускается из школы, он умеет играть на каком-то музыкальном инструменте. У нас в России в школе тоже есть уроки музыки, но это другой уровень. У меня есть знакомая учительница я у неё спрошу, выясню.

А. Бадьянов: У меня дочка сейчас учится в школе, из всего её класса она и её подружки занимаются музыкой, может быть всего 3 человека. А то что в школе уроки пения - как они были сто лет назад, так они и остались. На инструментах учатся играть единицы. И это на таком любительском уровне. Сейчас, если говорить об образовании, то это ужасно, что в школе творится - это просто безобразие.

Ю. Вильнид: Workshop под Луизианой, какие впечатления сохранились у Вас от этого. Что поразило, какие контрасты были очевидны?

А. Бадьянов: Каких-то контрастов я не заметил. Я прекрасно себя чувствовал, до сих пор очень тепло вспоминаю. Была хорошая погода, там всегда хорошая погода.

Ю. Вильнид: Сколько по времени Вы там были? Недели две?

А. Бадьянов: Почти месяц. Прекрасные люди, прекрасные отношения. Меня поразили бытовые моменты. Был джем-сейшн, я там поиграл. На следующий день я иду по улице, вдруг останавливается машина и мне из неё: "Hi, man". И потом: "Ты вчера хорошо играл, я тебя слушал." Представить в Москве такое нереально, по-моему. Или нереально представить в Москве ситуацию: когда мы с приятелем зашли в огромный торговый центр, он внутри как оранжерея выглядит, но мы не знали, что он закрыт. Мы гуляем по нему, вдруг к нам подходит работница магазина и, улыбаясь, говорит: "Джентельмены, извините, здесь нельзя находиться, давайте я провожу Вас до двери". Теперь перенесите ситуацию на российскую почву, что скажет милиционер в данной ситуации, как он себя поведёт.

Ю. Вильнид: Бывают разные ситуации, не стоит демонизировать, попадаются вполне корректные сотрудники.

А. Бадьянов: У нас попадаются, у нас как правило исключения. Вплоть до того, что я там гулял среди ночи по городу, хотя нас предупреждали, что нас негры могли побить. Я иду, гуляю. Стоит компания, курит анашу. Я подхожу: "Ребята, где у Вас ночной магазин?" Они удивились: "Белый - среди ночи". Человек говорит: "Давайте, я Вас провожу". Совершенно спокойно проводил меня. Но по дороге он немножечко меня "достал", предложил мне все "радости жизни": уколоться, покурить, даму, мальчика. Весёлые ситуации были. Что касается музыки, там идёт непрерывный нон-стоп, музыкальный марафон, который начинается с утра, за завтраком в столовой уже играет ансамбль. Потом идут лекции, обед с играющим ансамблем, джем-сейшены, концерты каждый день.

Ю. Вильнид: Какого возраста аудитория на этом семинаре?

А. Бадьянов: Абсолютно разного, от 20 лет и до 50-60.

Ю. Вильнид: Сколько человек было на семинаре?

А. Бадьянов: 100-200 человек. Из этих людей за 2 недели формировали учебные ансамбли, которые на выпускном концерте играли свою программу.

Ю. Вильнид: Как они управляются с разным уровнем музыкантов?

А. Бадьянов: Они прослушавают людей и по уровню формируют ансамбли: начального уровня и выше. Каждый находит свою нишу.

Ю. Вильнид: Меня поражает продуманный менеджмент, опыт организации. Всё грамотно сделано.

А. Бадьянов: Разумеется. Эберсольд этим занимается много лет, 30 лет как минимум. Поэтому всё продумано. Хотя у них есть интересный момент: такой момент "лизато" есть, когда читает лекцию, например, пианист Том Хертли, объясняя как обыгрывать какую-то гамму, отсылает к определённому тому учебника Джейми Эберсольда.

Ю. Вильнид: Это же бизнес, они зарабатывают деньги на этом. Это интересная тема, достойная. У меня есть мечта съездить на такой workshop.

А. Бадьянов: Надо деньги иметь, чтобы съездить. Мы ездили по обмену. Это обойдётся в 1000 долларов в неделю, не считая перелёт.

Ю. Вильнид: Всё обойдётся максимум в 5 тысяч?

А. Бадьянов: Может быть. Молодой человек из Польши договорился с Эберсольдом о том, что он  учится у него бесплатно, за это Эберсольд его "эксплуатировал": заставлял печатать, как курьера использовал.

Ю. Вильнид: Мне очень интересно самому съездить. И пусть лучше человек накопит деньги и съездит на семинар, чем купит себе очередную гитару.

А. Бадьянов: Это проходит не только в Луисвилле, где я был, но и в Беркли, Лос-Анджелесе, в Чикаго, есть чикагская школа. По Америке разбросано большое количество таких институтов искусств, где проводятся такие семинары.

Ю. Вильнид: Наверно в Европе тоже такие семинары проводятся? В Европе сильная джазовая школа: в Дании, в Голландии Имеются такие образовательные программы

А. Бадьянов: Возможно. Просто в Америке Вы находитесь среди носителей этой культуры. Это очень большое значение имеет. Потому что в северных странах иные менталитеты.

Ю. Вильнид: Я отчасти соглашусь. Но с другой стороны музыка не имеет границ: у французов свой Gypsy Jazz, Ян Гарбарек.

А. Бадьянов: Но это джазом назвать нельзя по большому счёту. Это эксперименты. В силу того, что я - преподаватель, я придерживаюсь консервативных взглядов. Для меня джаз имеет совершенно определённые очертания и границы. А всё что выходит за эти границы, я называю словом "фьюжн". Не знаешь как назвать, называй "фьюжн". Гарбарек использует джазовые элементы, но у него джаза как такового нет. Джаз - это некий музыкальный язык, музыкальная манера исполнения, называемая mainstream. А всё, что выходит за эту манеру, я называю не совсем джаз. Но я не навязываю это определение кому-либо...

Ю. Вильнид: Алексей, после интересного повествования об американских семинарах расскажите, как в России обстоят дела с подобными событиями?

А. Бадьянов: Я не знаю, что в России, но в нашем колледже, где я преподаю вот уже 25 лет, проводятся летние мастер-классы. Причём их проводят как наши педагоги, так и американские преподаватели. В позапрошлом году приезжал бразильский гитарист, который показал, как по-настоящему играть босса-нову, самбу, блюзовые гитаристы, но я, к сожалению, не всех их знаю. Во всяком случае, всё это проводится летом, можно поприсутствовать, послушать.

Ю. Вильнид: Когда конкретно это проводится? В июле, августе?

А. Бадьянов: В июле как правило. Информацию можно найти на сайте колледжа.

Ю. Вильнид: Расскажите, какие основные принципы преподавания у Вас, какая последовательность материала, какая философия Вашего преподавания?

А. Бадьянов: Философия у нас простая. Поскольку колледж является коммерческим предприятием, поэтому мы принимаем всех абитуриентов. В соответствии с этим формируется и философия - для каждого человека индивидуально. Кто-то поступает на "нулевой" курс, кто-то на подготовительный, кто-то на I курс. Существует некая свобода выбора: студент может заниматься индивидуально, но, если он хочет окончить колледж и получить диплом, то он должен пройти весь курс, который ориентирован прежде всего на джазовое исполнительство. Вся методика преподавания нацелена на джазовое исполнительство, я имею ввиду III и IV курс. Когда студенты подготовились и знают более-менее гитару, то на этих курсах они оттачивают джазовое мастерство, джазовую манеру исполнения, изучают приёмы, мелодикообразующие средства, как строить импровизацию, как аранжировать аккорды на гитаре.

Ю. Вильнид: Есть ли у Вас видеоканал на YouTube. где можно посмотреть отчётные концерты учеников?

А. Бадьянов: Во-первых, они есть на сайте колледжа. Концерты снимают каждый раз, недавно был зимний концерт, его снимали.

Ю. Вильнид: Это интересно, для той же самой конкуренции. Я знаю, есть гитарный колледж на "Алексеевской", частные преподаватели - Бойко

А. Бадьянов: Отсутствие видеозаписей выпускников колледжа с одной стороны можно считать упущением, но с другой стороны колледж существует с 1965 года и он в рекомендациях не нуждается. Это первое учебное джазовое заведение в России. Конечно, сейчас огромный рынок и существует конкуренция, но методики колледжа - самые уникальные. Я не говорю только о джазе. У нас с детьми занимаются по таким методикам, которым нет аналогов в мире. Дети начинают с 5 лет, а к 7 годам они знают гармонию, они умеют сочинить мелодию, они знают гармонию на уровне септаккордов, они могут слышать. Это самое главное для музыкантов - слышать.

Ю. Вильнид: Это больной вопрос. Я для себя недавно пересмотрел подход к своей музыкальной практике. В частности, я могу сыграть намного больше того, чем я могу услышать .Я обнаружил диспропорцию: из 10 простых песен, которые я прослушал (Цой, Гребенщиков), я могу в 3-х песнях услышать аккорды припева. Когда я это обнаружил в себе, я понял: надо срочно развивать слух и музыкальный интеллект даже в ущерб техническому прогрессу.

А. Бадьянов: Естественно, эта проблема существует у многих музыкантов и не только у джазовых, и у классических, эстрадных. Я лично знаю классических музыкантов, которые могут сыграть всё что угодно глядя в ноты, но если ноты у них убрать, они не сыграют даже "Чижик-пыжик". Я это без преувеличения говорю, это музыканты вроде компьютера: программа есть - работаем, программу убрали - всё, не работаем. А нормальный музыкант должен слышать ушами. Поэтому в первую очередь, надо развивать слух. Я во время занятий со студентами на это в первую очередь обращаю внимание. Для развития слуха существует комплекс упражнений. Для гитариста это очень большая проблема, так как большинство гитаристов играет, что называется "по фишкам". Гитаристы меня поймут: зажимают точки и зачастую не слышат, что они зажимают. Доходит до курьёзов. Я помню, был один студент, который доучился до IV курса, он попал ко мне и на занятии я не мог понять, что он играет. А потом на одном занятии он начал играть соло на полтона выше. Я говорю: "Ты не слышишь, что ты делаешь?" Он ответил: "Ой, руку забыл передвинуть". Я спрашиваю: "А уши то у тебя есть?". Он отвечает: "По-моему и так нормально". Он играл под "минус" на полтона выше и совершенно не слышал этого. То есть выучил положение пальцев на грифе.

Ю. Вильнид: У Джейми Эберсольда имеются секвенсорные "минуса", в которых по тонам идёт. Мне пока сложно заниматься по ним, пока слуха не хватает. В какой последовательности следует развивать слух для гитариста по Вашему мнению? Существуют ли секреты или практики, которые помогают?

А. Бадьянов: В любом случае слух развивается на основе ладов, у нас мышление ладовое, европейское. Поэтому надо просто играть и пропевать гаммы. Я по себе могу сказать, у меня были те же самые проблемы. Я закончил Институт культуры по хоровому дирижированию, там тоже слух хорошо развивается во время учёбы .Но тем не менее, лучшее развитие слуха я получил тогда, когда сам на гитаре нашёл все гаммы и стал их играть в разных последовательностях,  разные секвенции, арпеджио всех аккордов, играть и пропевать, слышать их. Если я слышу вертикаль, если играется аккорд, то я слышу, что в нём, например, понижена девятая ступень. Это такой длительный достаточно процесс.

Ю. Вильнид: Если человек занимается полчаса в день, то я думаю это немало.

А. Бадьянов: Надо правильно построить занятия. Начинающим я просто даю элементарное задание: играть гамму на одной струне одним пальцем не глядя на гриф. Тогда человек слышит, где правильно он сыграл, а где неправильно. Если человек не смотрит на гриф, то он ориентируется на слух. Потом есть детское упражнение, я позаимствовал у собственной дочки, называется "Веер". Играешь гамму от тоники интервал до-ре-до-ми-до-фа-до-соль-до-ля-до-си-до-до-до-си-до-ля-до-соль-до-фа-до-ми-до-ре-до-до, всё одним пальцем на одной струне. Потом в миноре играется то же самое, потом устойчивые ступени, пропевание устойчивых ступеней. Методика везде одинаковая, просто надо играть её на гитаре. Интересный момент: у меня некоторые студенты, которые проходят сольфеджио, слышат игру на фортепиано, а на гитаре они этого не слышат. Надо на собственном инструменте сольфеджировать в первую очередь, чтобы слышать.

Ю. Вильнид: Надо менять инструменты. Потому что если на собственном инструменте не слышать, то и на других инструментах не услышишь. Для меня сейчас проблемой является слышание баса. Потому что мне этот тембр кажется неуловимым. Я мелодию достаточно быстро могу подобрать, но бас труднее.

А. Бадьянов: Это ещё зависит от качества записи и от тембральных особенностей, от слухового восприятия. Я помню, что в своё время я не мог совершенно тембрально воспринимать трубу, я совершенно не понимал, что на трубе играется. То есть резкий звук мне давил на уши. Но сейчас я слышу. Развитие слуха происходит всё равно. Для баса можно включить запись в 2 раза быстрее и услышать, что играет бас. Он на октаву выше начинает звучать. Сейчас всё гораздо проще: можно использовать другие технические средства. В любом случае музыка начинается со слуха,  а не с каких-то технических приёмов.

Ю. Вильнид: Существует термин, который ввёл замечательный педагог Валерий Брайнин, это "музыкальный интеллект". Это понимание функций, различий. Что мелодия - это обыгрывание гармонической вертикали. Как человек мыслит, как ведёт голосоведение. Можно найти точки, но функциональный слух тоже должен быть развит, чтобы можно было строить свои соло, например.

А. Бадьянов: Это интеллект, эрудиция, то есть знание теоретических музыкальных моментов, когда человек начинает понимать, от чего и для чего это делается. Хотя и это не обязательно. У меня сейчас учится студент, цыган. У него слух просто фантастический, на слух он играет всё что угодно. и ему не надо задумываться, какую ноту, гамму или вертикаль играть, он её просто слышит и играет. Другое дело что ему иногда трудно объяснить, что он делает. Но ему это и не надо, он делает это интуитивно, просто по слуху, слух настолько развит, что он в состоянии воспроизвести любую самую сложную мелодию или гармонию.

Ю. Вильнид: Вьетнамцы из-за особенностей их языка слышат, у них стопроцентный музыкальный слух.

А. Бадьянов: Это в определённой смысле преувеличение, легенда. В конце концов в любом языке есть интонация. Любой ребёнок рождается с абсолютным слухом и его надо развивать, а не гасить.

Ю. Вильнид: Мне интересно узнать как можно построить карьеру в музыке сейчас?

А. Бадьянов: Не знаю, если бы я это знал, то себе построил бы карьеру.

Ю. Вильнид: Я имел ввиду зарабатывание музыкой.

А. Бадьянов: Я понимаю, зарабатывать музыкой в наше время достаточно сложно не только у нас в стране, а где угодно. Джаз - музыка не очень востребованная, хотя джаз востребован как фоновая музычка на корпоративах или в ресторанах , потому что это "элитно". Эта музыка не напрягает, есть красивые мелодии. Если люди интеллектуально развиты, но не понимают джаз, но слышат его хорошее исполнение, то это всегда приятно и людям и исполнителям. Построить карьеру? Кто-то пытается создать свою группу, раскрутить. Кто-то вливается в какие-то раскрученные проекты. Многие джазовые музыканты играют с раскрученными исполнителями. Мои приятели и друзья играют с Сюткиным, вся команда Сюткина - это джазмены. У Макаревича "Оркестр креольского танго" - это джазовые музыканты.

Ю. Вильнид: Это музыканты зрелого возраста?

А. Бадьянов: У Макаревича играет прекрасный саксофонист Рома Соколов, просто потрясающий. Ему 30 по-моему ещё нет. Дело не в возрасте, если ты играешь хорошо, ты востребован. Может быть. У нас нет системы менеджмента, продюсерства. Что касается джазменов - приходится самому всё делать.

Ю. Вильнид: Я считаю, что у нас медиа-поддержка на низком уровне. В СМИ с большой аудиторией не пишут о джазе, не показывают его по телевизору.

А. Бадьянов: Я не знаю, кто это решает. Это вопрос общей политики страны. В конце концов кто платит, тот и заказывает музыку. А по тому, какую музыку заказывают, видно кто платит. Если у нас на первом месте шансон... Дело-то не в людях. У меня сын с детства слушал джаз. Сейчас ему 25 лет, он слушает джаз, сейчас ему стала нравится барочная музыка добаховского периода. Он в здравом уме не будет слушать "хоп-мусорок", это безобразие, это запредельные пошлость и хамство. А это тиражируется.

Ю. Вильнид: Это субкультура криминальная.

А. Бадьянов: Какая это субкультура, если идёт по телевизору, по радио, во всех СМИ? Я случайно наткнулся на это,слушая радио, я "в осадок выпал", как это можно крутить?

Ю. Вильнид: Я недавно смотрел на сервисе moskva.fm рейтинги радиостанций. Таким можно посмотреть и проанализировать, что популярно сейчас в радиоротациях. На "Радио Свобода" есть передача о джазе, на радио "Эхо Москвы" есть, я их с удовольствием слушаю. На "Эхо Москвы" есть передача про блюз, Beatles.

А. Бадьянов: Я просто не смотрю телевизор и не слушаю радио, это случайные включения. Я слушаю записи, которые у меня есть. Как может министр образования поддерживать систему в школе, когда готов сделать все предметы необязательными, а обязательными сделать безопасность жизни, патриотическое воспитание и физкультуру. А всё остальное - необязательно. Давайте Закон Божий ещё оставим. И мы в средневековье будем через 10 лет. И это же касается и музыкальной культуры. В Москве жители избалованы, когда мы играем по клубам, слушателей не так много, хотя на периферии на джаз люди ходят с удовольствием. Вы выйдете за кольцевую автодорогу, там другая страна, там другие приоритеты. Мы приехали в кафе в Мытищах, достаём инструменты. "Во,саксофон", глядя на трубу говорят посетители. Мы начинаем играть: "Ребята, круто. А из "Лицея" чего-нибудь можете?" Я ещё удивился, что Круга не попросили, Розенбаума. Вот уровень культуры, 100 метров от Москвы.

Ю. Вильнид: Я недавно смотрел расходы государства, там 25% бюджета идёт на оборону.

А. Бадьянов: Можно подъехать к министерству обороны и посмотреть, на каких машинах ездят сотрудники министерства обороны. Выставка иномарок дорогих. То же самое ФСБ, Минюст, где я работал несколько лет в оркестре.

Ю. Вильнид: Интересно узнать Ваше мнение о клубной жизни в Москве. Как изменилось предпочтение клубов или арт-директоров? Что ожидают от музыкантов? С чего начать человеку, который хочет продвигать свою группу.

А. Бадьянов: Есть устоявшиеся клубы, где люди профессионально занимаются джазом. Это клуб "Союз композиторов", в котором основной руководитель Олег Киреев, Cool Train в Б2, у Алика Эйдельмана джазовый клуб, который работает раз в неделю. Есть ряд устоявшихся клубов...

Ю. Вильнид: Намоленные места...

А. Бадьянов: Да, намоленные места. А другие клубы открываются, закрываются, в них совершенно непонятный приоритет, зависящий от предпочтений руководителя либо арт-директора, а роли арт-директоров обычно исполняют какие-то невнятные девочки. Я помню несколько лет тому назад одна такая мне с пафосом говорила: "Я 3 класса музыкальной школы окончила". И считала, что разбирается в музыке. Когда такие люди занимаются клубной работой, то получается просто беда. Им нравятся какие-то "музычки" и они считают, что люди вокруг будут слушать то, что нравится им.

Ю. Вильнид: Изменились ли спрос и предложение в джазовой клубной музыке за последние 5-6 лет?

А. Бадьянов: Нет, в устоявшихся джазовых клубах есть программы, которые редко меняются. Это тоже проблема, войти в эту колею клубов достаточно сложно со стороны. Я проект чикагский чуть ли не год пробивал, чтобы выступить в Cool Train. И после выступления оказалось, что это здорово и людям нравится, нас стали ставить в регулярные программы.

Ю. Вильнид: Почему такая инертность, консерватизм?

А. Бадьянов: Это такая российская черта, лень что-то лишнее делать. Составили расписание на неделю, каждый день выступает определённый состав. И так это длится месяц, год, второй. До этого я работал в Б2 с Игорем Иванушкиным дуэтом в течение 2-3-х лет каждый вторник, всё равно приходили люди. Сейчас всё возможно не так инертно, возможны изменения. В "Союз композиторов" я пока не могу пролезть.

Ю. Вильнид: У Вас 2 музыкальных проекта - Groove Party и Chicago Groove. Где их можно послушать? В какой клуб человеку можно пойти, где он для себя откроет что-то новое?

А. Бадьянов: Я назвал все клубы, ещё раз повторю: Cool Train в комплексе Б2, "Союз композиторов", джазовый клуб "Олимпиада-80", клуб Forte, хотя он больше ориентирован на джаз-рок, клуб Игоря Бутмана. Вот пожайлуста, был прекрасный джазовый клуб "Ле Клуб", сейчас там пивная. Сейчас клуб Бутмана находится гостинице "Уланская" на Чистых прудах.

Ю. Вильнид: А Вы где выступаете?

А. Бадьянов: У нас регулярные выступление в Cool Train, проект Chicago Groove.

Ю. Вильнид: Какие направления джаза играет Chicago Groove? Каких музыкантов, композиторов?

А. Бадьянов: Мы играем музыку большинства музыкантов, которые перебрались из Нового Орлеана в Чикаго: Луи Армстронг, Фэтс Уоллер, духовный наставник Луи Армстронга Кинг Оливер, томбонист Жак Тигарден.

Ю. Вильнид: Это мелодичная музыка с духовой секцией.

А. Бадьянов: Особенность чикагского периода джаза от нью-орлеанского в том, что если в Новом Орлеане музыканты играли на улицах в основном танцевальные энергичные мелодии, то в Чикаго джаз переместился в рестораны, кафе, поэтому требовалась более мягкая по звучанию музыка, более цивилизованный джаз получился.
(О своих пректах) Проект Groove Party - это джаз-мануш, мы регулярно выступаем по вторникам в клубе Real McCoy, там очень уютно и демократично.
(О своих любимых гитаристах) Эд Бикерт - мой любимый гитарист, играющий в стиле cool. Сейчас про него стали много говорить, хотя несколько лет назад про него практически никто не знал. Началось с того, что известный гитарист Джим Холл играл с Полом Дезмондом в его квартете, и порекомендовал на своё место Эда Биккерта. В дальнейшем они записали диск. Биккерт действительно потрясающе играет, настолько прозрачная музыка. Просто человек в силу своего характера живёт в Торонто, никуда не выезжает, он играет в клубе и ему этого хватает. С большим трудом ему пару раз устраивали концертные турне. А так, он всю жизнь прожил в Торонто и про него никто бы не знал, если бы ни Джим Холл, который порекомендовал его Дезмонду.

Ю. Вильнид: Алексей, вы автор хрестоматий и учебных пособий. Эти учебные пособия - структурированный и внятный материал, о нём имеются очень хорошие отзывы. Планируется ли выпуск какие-либо новых пособий?

А. Бадьянов: Честно говоря я об этом не думал. Эти пособия я выпустил в первую очередь для себя, чтобы мне было удобно заниматься со студентами. Я их рассматриваю не как пособия, а как методички. Всё равно к каждому уроку я добавляю информацию от себя. У меня выработалась своя система - как это лучше преподнести, чтобы это было логично - от простого к сложному.

Ю. Вильнид: Можете прокомментировать популярное пособие Игоря Бойко?

А. Бадьянов: Там есть интересные моменты, но с точки зрения структурирования - он начинает с очень сложных ладовых вещей. Он сам предпочитает играть ладовый джаз, что естественно отражается на его пособии.

Ю. Вильнид: Что подразумевает термин "находишься в ладу"? Поскольку можно строить мелодию, основываясь на ладу, а можно обыгывать аккорды.

А. Бадьянов: Это отдельный разговор. Есть гармоническая музыка, например, бибоп, который построен на обыгрывании аккордов. А есть ладовая музыка, которая рассматривает группу аккордов, объединённых одним ладом. Я сейчас очень упрощаю, это не совсем  так. Например, "Не слышны в саду даже шорохи" можно обыграть в одном ладу - ля-миноре, например.

Ю. Вильнид: Обороты V-I, II-V-I это тоже ладовая музыка?

А. Бадьянов: Нет, как раз это грамонические структуры. Их тяжело объяснить "на пальцах". Начинать надо, как и любую науку, с начала. То есть, как математику учат с арифметики. Начало - это простейшие аккорды. А стилистически - это начальные стили: ранний и более поздний свинг, потом бибоп. С чего начинается импровизация? С того, что человек умеет сыграть мелодию, а потом может её варьировать. Когда умеешь варьировать мелодию, то начинаешь усложнять аккорды. Следующий этап - построение мотивов, мелодий, основываясь на аккордах. Потом можно плавно перейти к бибопу, более сложным гармониям, с  использованием высоких надстроек, альтераций. Когда человек идёт от начала до конца, он начинает лучше слышать и понимать ладовую музыку. Это другая концепция современной ладовой музыки. То есть, любой стиль это какая-то идея, концепция. Надо идти от простого к сложному. Когда человек начинает сразу играть ладовую музыку, но не может обыграть простейшую гармонию, то получается, что он либо не слышит, либо не умеет. Это имеет и чисто практический момент. Если Вас попросили саккомпанировать романс. Если Вы знаете структуру аккордов, как каждый аккорд звучит, как его обыграть, то Вы можете саккомпанировать романс. А если Вы знаете ладовые ходы, то Вы ничего не сделаете.

Ю. Вильнид: Существуют ли какие-то учебные пособия по джазовой импровизации или какие-то школы, где всё последовательно объясняется?

А. Бадьянов: Отличное пособие Сергея Попова "Аппликатурное мышление гитариста", она всеобъемлюща и более теоретическая, она полезна для развития ориентирования на гитаре и слуха. Я сам у него оттуда кое-какие идеи заимствую, когда занимаюсь с начинающими гитаристами. Хороший сборник на стандартные соло Юрия Щёткина.

Ю. Вильнид: Меня интересует Ваше мнение о конкретных школах, например, Скотта Хендерсона, у него по импровизации есть видеошкола.

А. Бадьянов: Все видеошколы - это коммерческие проекты. К ним нельзя относиться серьёзно. По видеошколам не научишься играть как и по аудио, по книгам. Потому что это индустрия, на которой люди зарабатывают деньги. Например издательство Mel Bay, у которого тысячи изданий по разным направлениям. Но я не могу назвать ни одного, по которому от начала до конца можно пройти обучение. Есть курс для начинающих, есть курс для блюзовых гитаристов. Эти все школы - вспомогательный материал. Самая хорошая школа для всех - уши. Как раньше люди учились? Включали магнитофон, "снимали", старались услышать своими ушами. Это самый быстрый и самый оптимальный способ чему-нибудь научиться. Никакие видеошколы, никакие аудио, никакие книги не помогут, если нет такой практики. Я это утверждаю, я сам это по себе знаю. Я учился в музыкальной школе, меня с детства приучали играть по нотам, я пытался сначала джаз разучить по нотам. А потом сел и самостоятельно "снял" соло Скофилда на тему Line for Liones. У меня это заняло недели две, я "запилил" пластинку в труху, но я это сделал. Я тут же почувствовал, что я на другом уровне нахожусь. Я эту песню снял потому, что это джазовый стандарт, сыгранный без перегрузов, в традиционной манере на концерте в Карненги-холле с Четом Бейкером и Джерри Маллиганом. Он играл в обычной бибоповской манере. Просто это была пластинка, которая была у меня на тот  момент. Я понял, что это единственный путь, а всё остальное - это вспомогательные материалы.

Ю. Вильнид: Мне Стив Тровато нравится, у него есть школа кантри; Альберт Ли.

А. Бадьянов: Эти школы приятно смотреть как видеоклипы. Я люблюколу Джо Пасса смотреть, это такое очарование. Учиться по ним бесполезно. У Альберта Ли вообще смешная школа, когда у него берут интервью.

Ю. Вильнид: В этих видеошколах мышлению не научат, хотя Скотт Хендерсон в своей школе объясняет. И проще понять о некоторых технических приёмах.

А. Бадьянов: Какие-то элементы всегда можно найти. У Билла Фризела я нашёл интересную для гитаристов "фишку" для развития слуха: Вы играете мелодию вместе с басовой линиией аккордов. Но такой школы, чтобы от начала и до конца прошёл и заиграл - такого не бывает.

Ю. Вильнид: Что надо знать людям, которые решат у Вас позаниматься? Как к Вам попасть?

А. Бадьянов: Ко мне очень просто попасть - позвоните по телефону, телефон есть на сайте в разделе "Контакты". Человек должен определиться, чего он хочет. Меня всегда вводят в столбняк такие заявления: "Я хочу научиться играть на гитаре". Что Вы хотите научиться играть: джаз, рок, классику, просто песни петь. Гитара - это самый многоликий инструмент, я аналогов просто не знаю. Ни один инструмент не имеет столько вариантов звучания. Есть классическая гитара - одна технология, есть джазовая гитара - там другая технология, есть роковая гитара - там третья технология, вестерн-гитара - четвёртая технология, Там разные совершенно приёмы игры, там разная постановка рук. Блюз, рок - это одно, а металл - это другое. Везде свои тонкости, поэтому сначала надо определиться, что хочет человек. Я хорошо себя чувствую в джазе и в нём у меня имеется наработанная методика. Я могу показать основные роковые приёмы игры.

Ю. Вильнид: Очень важно показать именно музыку, именно музыке учить, развивать музыкальный интеллект.

А. Бадьянов: Дело не в стиле. Должна быть музыкальная эрудиция и музыкальная фантазия. Музыкант должне что-то всё время придумывать, фантазировать. Это должно быть интересно, иначе это будет игра по нотам как компьютер, либо повторение каверов.

Категория: Пресса | Добавил: sorokin (12.03.2011)
Просмотров: 2343 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Яндекс.Метрика

Copyright © Алексей Бадьянов 2010 - 2017

При полном или частичном использовании материалов ссылка на официальный сайт джазового гитариста Алексея Бадьянова обязательна
Для сетевых изданий обязательна гиперссылка на официальный сайт джазового гитариста Алексея Бадьянова - badyanov.ru

Видеоматериалы взяты с youtube.com